Атака на фирмы однодневки

Изменение статьи 21.1 закона о госрегистрации многие восприняли как еще одну из примет того, что фирмам - поставщикам «черного нала» постепенно перекрывают кислород. Существует такая тенденция или нет, выяснял Геннадий БУРЫХИН, наш внештатный корреспондент.  

Потеря легкого заработка

Бывший старший налоговый инспектор I ранга Евгения Коростылева ныне трудится главным бухгалтером одной из московских фирм, зарабатывая 45 тысяч рублей. Денег, как всегда, не хватает, и она «подрядилась» сдавать отчетность за пять фирм-«нулевок», получая ежеквартально по150 долларов за каждую. 

– Боюсь, что скоро мой дополнительный заработок может обернуться большими проблемами, – сетует Евгения. – Во всех инспекциях одна и та же картина: «Нулевой баланс? Вы внесены в списки на проверочку. Оставьте, пожалуйста, свой контактный телефон». 

– Вы продолжаете сдавать отчетность «своему» инспектору? 

– Нет, конечно. Мне приходится бывать в инспекциях шести московских округов, везде отчетность принимают «в окошечко». Проверив валюту баланса, инспектор пишет прямо на нем «на проверку» и откладывает отчеты в отдельную стопочку. После этого обычно мне и сообщают «радостную» весть. Думаю, эти проверки как-то связаны с изменениями в статью 21.1 закона о госрегистрации... 

– Почему? В них говорится о ликвидации фирм, которые в течение года не сдают отчетность и не работают с банковским счетом. Причем все это должно быть в одном флаконе. 

– Так-то оно так. Отчетность я сдаю как положено, да и хозяева дольше года однодневки не держат. Но все-таки эта фраза: «Не осуществляла операций хотя бы по одному банковскому счету»... Первый раз я такое встречаю в нормативных документах. 

Только что в справке, которую некоторые инспекции требуют прикладывать к нулевой отчетности, напечатала: «Финансово-хозяйственная деятельность не осуществлялась, зарплата не начислялась, операции по банковскому счету не производились». Скорее всего эти изменения – лишь первая ласточка. 

О том, что опасения Евгении обоснованы, я убедился, поговорив с «бригадиром», поставляющим «черный нал». 

Заблокированный счет

Ахмета я знаю с 2000 года – тогда он обналичивал под 1,2 процента. Но после недавнего банковского кризиса (да простят меня банкиры, утверждающие, что кризис был лишь игрой воображения журналистов) ставки увеличились вдвое. 

Помнится, в благословенные времена пятилетней давности мне часто доводилось видеть Ахмета в операционном зале банка с шикарными букетами цветов и корзинками экзотических фруктов. «У Оленьки, – называл он имя одной из операционисток, – день рождения сегодня. Это – мой маленький презент». 

Не думаю, что в этом году Оленьки, Маши, Кати оставались без презентов. Тем не менее у фирмы Ахмета случились потери после того, как налоговая заблокировала счет (подробнее о том, в каких случаях налоговая может заморозить счет, – в нашей справке с аналогичным названием). 

О блокировке счета операционистки, конечно, предупредили, все деньги благополучно удалось «увести». Однако когда бухгалтер фирмы-клиента Ахмета, которая обслуживалась в том же банке, принесла платежку с реквизитами заблокированного счета, ей никто не указал на ошибку. Деньги, что называется «зависли». 

– Хорошо, что сумма небольшая – 150 тысяч рублей, – рассказывает о своих несчастьях злополучный обнальщик. – Понимаете, у меня принцип: в любой ситуации я возвращаю клиентам деньги без задержки. 

– Так уж и в любой? Наверное, забыл предупредить о смене реквизитов. 

– Это моя работа, о таком не забудешь. Факс посылал, на электронную почту скидывал, лично с главбухом и директором разговаривал, все бестолку... 

Раздалась трель мобильника. Разговаривая, мой визави менялся в лице. Оказывается, еще один клиент отправил деньги по старым реквизитам, правда, в другой банк, где обнальщик работал через посредников. «Это не моя вина. Боюсь, ничем не смогу вам помочь», – глухо произнес Ахмет. 

– Магнитные бури, что ли, на них влияют! Звонит, видите ли, она, рапортует: «Деньги вчера отправили на ООО “Аутсорсинг”, 425 тысяч рублей». Откуда только реквизиты вспомнила, бестолочь, уже три месяца по другим отправляла. Чуть ли не памятку всем раздаю: прежде чем отправить деньги – позвони, скажи, куда шлешь. Отправил – тут же позвони, сообщи, не тяни до следующего дня, когда уже наличку пора получать... Откуда я знаю, что с этим «Аутсорсингом», это не моя фирма. Может, счет заблокирован из-за недоимки и инкассо выставлено. Дай бог, чтобы просто закрыли, тогда деньги банк в тот же день вернет. 

– А ты уже не хочешь быть благородным обнальщиком и вернуть деньги, если банк откажется? 

– Хочу. Но не могу! Кругом проблемы. Налоговая с бухты-барахты счет закрыла, пять штук баксов, считай, клиенту подарил. Но это очень хороший клиент, а с теми, что сейчас звонили, и расстаться не жалко. Привередливые очень, уж как и какую я им только первичку не оформлял! И это при их-то мизерных оборотах, всего 500–600 тысяч в месяц. 

– А по какой причине счет заблокировали? 

– Не поверишь, по причине непредставления деклараций. Хотя я их, как всегда, в срок сдаю, заведомо зная, во что это может вылиться для меня... И тем не менее в налоговой заявили, что их нет. А после небольшого презента выяснилось, что моя отчетность завалилась в самый дальний угол всеобщей «свалки» деклараций и ее попросту забыли внести в лицевую карточку. 

ОБЭП не в курсе

С подразделением МВД, занимающимся расследованием налоговых преступлений, общего языка найти не удалось. Справедливо решив, что о любой крупномасштабной акции против фирм-однодневок должны знать и в ОБЭП, я отправился туда. «Нет, ничего такого не слышал, – заверил меня Федор, бывший сотрудник налоговой полиции, ныне обэповец. – Думаю, нас бы обязательно на помощь позвали. Знаешь, как это бывает?» 

И тут он ударился в воспоминания о предмете особой гордости ветеранов налоговой полиции – операции «Подснежник». В конце 90-х годов страну захлестнул поток «грязных» денег, которые отмывались через однодневки и переправлялись за рубеж. В итоге российский капитал работал на зарубежную экономику. Чтобы вернуть осевшие «за бугром» деньги и реанимировать экономику страны, и была спланирована эта операция, начавшаяся в 2001 году. Ее методика была достаточно проста и предусматривала проверку счетов фирм в банках. 

В ходе проведения операции совместными усилиями с налоговиками были выявлены фирмы, зарегистрированные по фальшивым документам и на подставных лиц. Из 3,5 миллиона зарегистрированных юридических лиц более 1,5 миллиона не сдавали отчетности, а значит, не платили налоги. Последние и стали центром внимания налоговой полиции, ведь многие из таких фирм-«подснежников» непосредственно участвовали в отмывании денег. 

– А как же удавалось найти фирмы, которые занимались отмыванием? Ведь многие фирмы, не сдающие отчетность, это просто-напросто брошенные фирмы неудавшихся бизнесменов, – поинтересовался я. 

– Центром всех схем по отмыванию средств были банки. Приходилось сначала отслеживать пути перекачки денег. В нашем распоряжении были сведения о товарно-финансовых потоках. Даже если по банку выручка не проходила, то мы пользовались своей разведкой. То есть на том или ином этапе нам было известно о движении определенных групп товарных потоков. В итоге выходили на банки, где «подснежники» открывали счета по левым документам. Чтобы еще больше запутать следы, они наслаивали несколько финансовых операций одну на другую, задействуя при этом несколько счетов в разных банках. При расследовании выяснялось, что операции по счетам оформлены по подложным документам. А стороны, осуществляющие эти операции, взаимосвязаны или вообще одно и то же лицо. 

На некоторых счетах однодневок оказывалось до 2,5 миллиона рублей или несколько сот тысяч зеленых. Такие счета арестовывали и выжидали, когда объявится владелец «черного нала». Ждали не больше шести месяцев. И если деньги оказывались «бездомными», то их перечисляли в казну государства. Так, например, только за январь 2001 года в бюджет вернули 2,4 миллиарда рублей. 

Мнимая однодневка

Мне удалось «закрыть шлюзы» красноречия обэповца, поведав ему о не менее интересной истории. Я в свою очередь услышал ее от Ивана Сазонова, пока еще владельца собственной фирмы. Не секрет, что нулевую отчетность сдают не только фирмы, занимающиеся отмыванием денег, но и новые, только открывшиеся и еще не получающие дохода. Ведь для раскрутки требуется время и немало затрат. Для многих – это причина, по которой в налоговую носят нулевую отчетность. 

Чтобы не быть «испорченным телефоном», я включил диктофон с записью, и обэповец услышал несколько скомканный рассказ начинающего бизнесмена: «Как только узаконили чиновники расправу с “нулевками”, так не покидают мысли: “За что?” Ведь деньги не отмывал, противозаконных действий не совершал. Мою фирму закроют лишь за попытку заниматься собственным бизнесом?! А ведь у меня отчетность за полгода не сдана не по моей вине! 

Каждый раз, когда я приносил ее в налоговую, инспектор говорил, что она неправильно заполнена... Представляете: “нулевая” и неправильно?! Он просто-напросто отказывался ее принимать. 

Налоговый инспектор не вправе не принять отчетность, даже если в ней есть ошибки. В любом случае “человек в окошке” должен поставить штампик. Указывать на ошибки – привилегия камеральщиков. Но тем не менее наглость инспектора не знала границ: он открыто требовал деньги за приемку отчетов. Но, видимо, и это не был предел человеческой наглости, теперь я вообще в налоговой не появляюсь». 

Последней каплей терпения Ивана стало изощренное вымогательство инспектора. Для начала он настойчиво «порекомендовал» приобрести два сборника с бланками отчетности по 1200 рублей за экземпляр. Для сравнения в магазине такой сборник стоит около 200 рублей. Однако и после заполнения этих бланков в приемке отчетности было отказано. С невинным лицом инспектор начал сватать в бухгалтеры свою собственную жену. На оклад никак не меньше 500 долларов в месяц. 

«Такую сумму платят бухгалтерам в год за нулевую отчетность, но уж никак не в месяц. – возмущался Иван. – Да и зачем мне бухгалтер, когда у меня свой есть – моя жена. И до недавнего времени она справлялась. 

Вся отчетность сдавалась исправно, и бывший инспектор, молодая девушка, ни разу не сказала, что что-то не так заполнено или есть ошибки. Она всегда приветливо улыбалась, и проблем никогда не было. Через полгода на ее место пришел этот инспектор-вымогатель, сказав, что прежний инспектор не справлялась, и ее уволили. Но до меня дошли слухи, что она нашла другую, высокооплачиваемую работу: она ж не вымогала ни с кого денег, а зарплата у честных бюджетников невелика. 

С бесправием в налоговой инспекции можно и нужно бороться методами, прописанными Налоговым кодексом. В нем сказано, что отчетность можно присылать по почте. А если сдать нулевые декларации после полугода с момента их представления, то штрафа никакого вовсе не будет. Поскольку штраф 100 рублей за несданную вовремя декларацию действует только в течение первых полугода. Единственный штраф, который придется заплатить, так это по 50 рублей за бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках». 

Банк обязательно сообщит руководству фирмы, что счет заблокирован из-за задолженности по налогам. Правда, одновременно с этим он спишет все деньги с него на погашение долга

 

Банки сбросят мертвый груз

Поправки в закон о госрегистрации, облегчающие процесс ликвидации вяло работающих фирм, параллельны изменениям в Гражданском кодексе. Так, согласно новой редакции статьи 859 Гражданского кодекса, банкирам разрешено в одностороннем порядке расторгать договор банковского счета, если по нему более двух лет не ведутся операции или на нем нет денежных средств. Хорошо хоть, что перед тем как закрыть счет, банк должен известить его владельца. 

«Принятие данных поправок, – комментирует Алексей Силиверстов, начальник отдела по работе с юридическими лицами коммерческого банка, – решит сразу две проблемы. Во-первых, сократятся издержки банков на обслуживание “мертвых” банковских счетов. А во-вторых, снизится нагрузка на судебные органы». Напомним, что раньше банк мог закрыть счет только по решению суда или по доброй воле владельца счета.

 

Заморожен счет контрагента

Налоговая инспекция может заморозить счет лишь в двух случаях: у фирмы недоимка по налогам либо пропущен срок сдачи налоговых деклараций на более чем две недели. В первом случае налоговики должны послать фирме требование об уплате налогов и одновременно направить в банк требование о приостановлении операций по счету. Это они делают для того, чтобы фирма не успела «увести» деньги до момента их списания в счет погашения недоимки по налогам. Вслед идет инкассовое поручение на сумму недоимки (если оно еще не лежит в банковской картотеке № 2). 

В этом случае тем, кто по ошибке перечислил деньги на замороженный счет, не позавидуешь. Ведь если в платежке все реквизиты были указаны верно, деньги «упадут» на счет и тут же уйдут в бюджет. 

Если счет заморожен из-за несданной отчетности, ваши деньги лишь на некоторое время «зависнут», так как приостановление операций запрещает любые расходные операции по счету. Сдадите декларации – и счет будет разблокирован на следующий день после их сдачи. 

Если на ваше счастье в реквизиты платежного поручения закралась хоть малейшая ошибка, – пишите письмо в свой банк с просьбой оказать содействие в возврате ошибочно перечисленной суммы. В остальных случаях письма не помогут. 

Чтобы не столкнуться с проблемой «зависших» платежей нужно или вовремя сдавать отчетность и платить все налоги или… иметь знакомую операционистку в банке, которая сообщит вам о предстоящей блокировке счета

Источник:  "Расчет" 

Смотрите также:

     Межрайонная ИФНС России № 46 по г. Москве  (опубликовано 16.08.2017)
     Споры компаний с инспекторами  (опубликовано 28.04.2017)
      Новая тенденция выездных проверок  (опубликовано 28.04.2017)
     Новый признак недобросовестности  (опубликовано 28.04.2017)
     Банки защищают своих клиентов  (опубликовано 28.04.2017)

Всегда на связи

Звоните нам +7 (495) 960-12-83 или   ПРИЕЗЖАЙТЕ В ГОСТИ или

ОСТАВЬТЕ ЗАЯВКУ. Мы перезвоним в течении 30 минут



Мое имя
E-mail
Телефон